ОиЛ - http://wolfpeople.mybb.ru/

Объявление

15 апреля 2012 года, ролевая "Оборотни и люди" прекратила свое существования, казалось бы на всегда, но я не смогла без нее...

3 июля 2012 года, ролевая "Оборотни и люди" возродилась на новом адресе http://wolfpeople.mybb.ru/ с новым сюжетом. Прошло 4 года, после событий здесь.

Сегодня, 8 января 2013 года, я решила открыть игровую часть, подумав, что старые игроки захотят вспомнить свою игру.


П.С. все кто хочет вернуться, может это сделать, я только буду рада) и простите меня.

П.С.2. Сашунь, солнц, это тебя не касается. Тебя никто не ждет, и знать не знают. Ты забаненая по айпи, и мне плевать, что оно у тебя динамическое.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ОиЛ - http://wolfpeople.mybb.ru/ » Архив отыгрышей. » когда горят лже-счастьем города


когда горят лже-счастьем города

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Игроки:
nikke hakufu, Renara Karuni
Время:
Год назад, начало декабря. 23:30.
Погода:
ветрено, мелкий снег.
Место:
один из пригородов Токио, трущобы.
Отыграется:
Знакомство. После ранений Рен вынужденно подсаживается на нелегальные обезболивающие. У Никке же дает о себе знать рана под сердцем, боль которой он ранее глушил наркотиками, потом перешел на менее вредные анальгетики. Один из дилеров по ошибке назначает встречи с Ником и Ренарой в одно и то же время.

0

2

Начало игры.

Договорились…чёрт, неужели я на это пошла?..Как?..Ренара открыла дверь квартиры и прошла в коридор. На улице шёл снег, поэтому девушке пришлось отряхиваться и вешать куртку сушиться. После несколько напряжённой встречи с наркодилером хотелось…чаю. Неужели удивила? Надеюсь нет. Рэн прошла в кухню и поставила чайник. Просторная кухня съёмной квартиры должна была по идее дарить ощущение свободы, лёгкости, но нет. Ничего подобного. Слишком много размышлений давило, приковывало к земле, не давая распустить нет, не руки. Крылья. Поэтому жизнь была скучной, однообразной и не имеющей совершенно никакого смысла. Всё ещё пребывая в прострации, Рэн села на диван и подтянула ноги, обхватив их руками. Внутри было такое волнение, даже страх, которого раньше практически никогда не было. Ей нечего и некого было терять, но подумав об этом, ей становилось ещё хуже. Не с кем поговорить, некому довериться. Это было ужасно. Раньше девушке-морфу не приходили подобные мысли в голову, не было времени на всю эту чепуху. Но сейчас эта чепуха заставляла сердце ныть. Фу, это делает меня сентиментальной и слабой. Нельзя. Вскипел чайник. Было раннее утро, Ренаре очень хотелось спать – в последнее время у неё не было поводов вставать рано. Сегодня нашёлся. Лисица заварила чай, и минут через 10 уже мыла чашку. Как же хочется спать, чёрт возьми! С этими словами она удалилась в комнату и проспала до 9 вечера. 
Проснувшись, Ренара посмотрела на часы первым делом, встала с кровати и начала собираться. Бок снова разболелся, пришлось выпить четыре таблетки того обезболивающего, что продали Рэн в местной аптеке. Нехорошо. Проверив количество оставшихся ещё лекарств, девушка достала из комода пистолет и натянула на кофту кобуру. Предоставив оружию его законное место, Рэн посмотрелась в зеркало. Ну даже этот военный – девушка. Лиса оглядела себя с головы до ног и засмеялась. Словно оборотней лупить собралась! Но кто знает, что ей придётся делать, и кто ей встретится, пока она доберётся до пункта назначения.
Девушка уже 15 минут ехала в автобусе, в надежде всё же добраться до ближайшей к окраине Токио остановки. И вот, она выходит из автобуса и осматривается вокруг. Здесь она впервые, поэтому изучить хотя бы то, что можно увидеть сейчас – не повредит. Итак, Ренара пошла в сторону маленького городка, находящегося в паре километров от того места, где морф находилась сейчас.
Ну что же, я надеюсь встреча пройдёт гладко, мне сейчас случайности и сюрпризы ох, как не нужны…Девушка в утеплённых камуфляжных штанах, оставшихся у неё ещё со службы, зимней куртке и военных сапогах двигалась по улицам города. В чёрном небе не видно было звёзд. Причиной тому были и мелкий неприятный снег, и свет от городских огней. Поскорее бы уже свернуть отсюда, да добраться до места. Это должна была быть первая «официальная», но в то же время и противозаконная встреча Ренары. К сожалению, она вряд ли станет последней. Рана очень болела, и даже сильному, подготовленному организму девушки-морфа становилось порой не под силу терпеть эту боль. Ей до ужаса не хотелось связываться с преступниками, но другого выхода не было. Из больницы она сбежала, в аптеке сильные лекарства наркотического характера никто ей без рецепта не продаст. Благо в такие времена как сейчас, за уровнем преступности следили не так тщательно, поэтому особо переживать по поводу законности различных встреч и собраний не приходилось.
Раздумывая над тем, как всё-таки пройдёт сделка, если можно её вообще так назвать, лиса наконец вышла за границы Токио и оказалась в небольшом городке, граничащим со столицей Японии. Ну, теперь вроде немного…Девушка достала из кармана куртки бумажку и пробежала глазами «адрес». Осмотревшись, Рэн решила, что медлить нельзя, лучше побыстрее найти это проклятое, богом забытое место и вернуться восвояси. Шла она ещё около десяти минут, и в конце концов подошла к концу N-ной улицы, за которой начинались какие-то трущобы. Это были не то старые заброшенные гаражи, не то хозяйственные постройки, а вполне вероятно, что и то, и другое. В любом случае, я на месте кажется…эмм…а оружие достать, или не стоит?..ну, была не была. Девушка-морф достала пистолет и медленно пошла вперёд, где среди полусгнивших стройматериалов стояло нечто по типу вагона-прицепа, словно вросшего в землю. Вдруг ухо Ренары дёрнулось, и девушка бросила взгляд на чёрную фигуру, немного расплывчатую, так как зрение у лисицы в темноте было не кошачьим…к сожалению. Морф подняла пистолет и стала вглядываться в фигуру. Чёрт, ну что же это такое? Или кто. Не думала, что сюда ещё кто-то придёт. Неужто нарик какой? Или просто так, человек может мимо проходил. Так так так, думай, дорогуша, думай…Может он не агрессивный?..Рэн ухмыльнулась.

0

3

Один. В темноте. Глоток из бутылки, холодный алкоголь обжигает больное горло. Снова тет-а-тет с больным разумом.
- Пора бы уже признать. Ты неудачник. И, к тому же, такими темпами сопьешься. - кот снова выгнул черную спину и пристально посмотрел на оборотня зелеными глазами. Глаз-то у него и не было, но он чувствовал на себе его пристальный взгляд и знал, что глаза Кота - зеленые, как два изумруда. Нет, пьян он не был. Пока что. Он уже несколько лет беседовал с котом. И отсутствие кота, а так же аллергия и неумение котов говорить, ему совсем не мешало. Он сидел на полу, прислонившись спиной к бетонной стенке, обоев на которой отродясь не было. Только серый, невзрачный бетон, от которого веяло холодом. А на стене напротив был Он. Кот. Ветви деревьев за окном сплетались в странный силуэт, напоминавший черного, длиннолапого кота. Он появлялся каждую ночь, вскоре стал постоянный собеседником Густава.- А я так не думаю... - усмешка. Как Кот, который по идее - плод воспаленного воображения, смеет его оскорблять?- Ты же опять пьешь. - серьезно подметил Кот, чей силуэт снова почти незаметно шевельнулся.- Пью. - И почему же ты пьешь, позволь узнать? - Я никогда не жалуюсь. - Но, позволь, ты не жалуешься людям, а я - кот! - Хреново мне. Достаточно? - Вполне. Но и когда весело, ты травишь себя градусами и... - Заткнись, прошу, тебя не существует. - А разговоры с самим собой - признак сумасшествия! - радостно закончил за него кот. - Ну а тебе-то что? - А то, что если ты подохнешь, то мне придется беседовать с Темнотой. Но слава богу, что ты не энтомолог... Знавал я такого - так он нажрется и давай мотыльков-тараканов к стенке прикалывать. - А, что, темнота не поддается на провокации? - Не в том дело. Тем более... - Слушай, ты когда-нибудь оставшись меня в покое?! Я 4 года отмотал, у садистов в белых халатах в качестве собаки Павлова поработал, а вот сегодня чуть в Хиросиме меня военные не... - он закашлялся, судорожно глотая воздух. Прокашлявшись под недоумевающим взглядом Кота, Никке продолжил: - А сегодня чуть не подох, говорю. Сам же видишь. - Вижу. И знаю. Я знаю про тебя больше, чем ты, товарищ, думаешь. - Не товарищ я тебе, аллергенище ходячее. - Позволь, я плод твоего воображения, но это не значит, что я такой же холодный камень. - Кто ты вообще такой, а? - Это ты у себя спроси, приятель. Я давно хочу сказать, что по Фрейду... - Да пошел ты. Никке встал с пола, швырнув в кота пустую бутылку. Осколки стекла разлетались под дикий хохот бессовестного исчадия Ночи. Кот уже какой раз пытается вывести его из себя, и и это ему удается. Оборотень спешно удалился с кухни, прихватив пачку "Феназепама". Он не спал третьи сутки. В первые он готовил вылазку для зеленых ребят, переигравших в сталкера, но подкинувших ему крупную сумму денег. Как выяснилось, те шли туда пострелять и развлечься. Отговаривать он их не стал, провел подземными ходами. Вывел, взял деньги, пожелал удачи и смылся. Возможно, они и мертвы уже. Сами виноваты, фраера. Боль чуть ниже сердца. Мужчина неторопливо разделся и забрался под одеяло. Закинув руку за голову, он уставился в потолок. А я всегда замечал - беседы с Котом как-то отвлекают меня от боли. Странный он. Если он вообще есть. Чушь, его нет! Но с кем я тогда треплюсь и что там по Фрейду, а...?
***
Как известно, утро добрым не бывает и быть не может. И в данным момент исключения не наблюдалось. Резко включился радио-будильник. Захламленную и душную комнату пронзил резкий звук тяжелой музыки. Кулак со сбитыми костяшками резко хлопнул по шайтан-машинке, но эффект был равен нулю. Он недовольно рыкнул, убавляя громкость радио. Привстал и тут же завалился обратно - башка трещала так, будто его опять гранатой оглушило, как месяца два назад. Поборов себя, он сел, нашарил на полу джинсы, надел, подметив в который раз, до какой степени они затасканные и, пошатываясь, босиком направился прямиком к кухне, попутно щелкнув кнопку включения на открытом ноутбуке. Притормозив у зеркала в коридоре, Никке мысленно усмехнулся. Из зеркала на него глядела бледная небритая, сонная морда лет 30 с красными глазами и неприятным шрамом на щеке. Темные волосы в стиле 220 вольт. И снова он заметил седые ручьи в прядях. Волкодав мрачно смотрел на свое отражение. Как сказал бы Хидо - рост высокий, глаза дикие. Короче говоря, трехдневный загул отыгрался на нем по полной. Мужчина ухмыльнулся своему отражению и доплелся до кухни, цепляясь за стены и дверные проемы. Спасение нашлось в холодильнике. Уже через минуту оборотень стоял посреди кухни, приложив ко лбу ледяную бутылку с водой и пытался понять, чего от него желает её благородие жизнь. А если подумать, то он уже несколько раз должен был быть на том свете. Передозировка, затем пуля в сердце, а про многочисленные аварии на мотоцикле можно промолчать. Сам не заметил, как уничтожил все содержимое бутылки. Значительных улучшений это не вызвало, но экс-наемник начал нормально соображать и мутотень перед глазами отступила. Включив полупустой чайник, Никке все же добрался до раковины и несколько минут стоял, тупо подставив голову под струю ледяной воды. Никке выключил кран и протер глаза, широко зевнув. Как он понял, утро осталось далеко позади. Плевать, у него когда проснулся, тогда и утро. Плотные шторы почти не впускали в кухню свет, а где-то на улице шумели машины на шоссе, щебетали воробьи.
Минут через 5 он выполз на лестничную клетку, столкнулся там с соседом. Так, знакомый - Никке знал только то, что он живет в соседней квартире, точнее снимает там комнату у пожилой женщины. Тот попросил закурить, мужчина протянул ему сигарету из помятой пачки парламента. Сосед пошарил по карманам, нашел спички, закурил и довольно затянулся. Выглядел тот гораздо бодрее, чем оборотень. Он облокотился об подоконник и поинтересовался:
- Ты с кем ночью вчера ругался?
- С Котом. - ответил Никке, пытаясь добыть из обшарпанной зажигалки огонь. Сосед с улыбкой протянул ему спички. Волкодав кивнул, мол, спасибо, запалил спичку и зажег сигарету.
- Хм, сколько раз у тебя был и ни разу не видел его. - протянул сосед, принимая обратно свои спички.
- А ты и не увидишь. А он есть. - угрюмо буркнул Волкодав, затягиваясь.
- Эм... Холодно, да?
- Угу, ужас.
На этом беседа и закончилась. Постояли в тишине, докурили и разошлись.
***
День прошел... мимо. Только часов в 10 он вылез из-за ноутбука, оделся и быстрым шагом вышел из дома. Ближе к ночи Ник добрался до окраин Токио, по привычке свернул на тропинку за забором пром.зоны. Диллера на месте не было, чего и следовало ожидать. Он прислонился спиной к проржавевшему вагону. Ждал. А что еще делать? Луна светила на черном, чистом небе. В её свете лицо оборотня казалось еще бледнее, снег казался белее. Но мир вокруг лучше не делался. Да и настрой у него был поганый. Вытащив из внутреннего кармана флягу, он неторопливо отхлебнул горячительного  и убрал её обратно. Будь здесь кот, он бы давно уже начал философскую беседу. Кто бы подумал, что он действительно хороший собеседник.
Жизнь обернулась лунной стороной медали.
Зима вернулась, разогнав весну и лето.
Уплыли музы в северные дали,
Оставив блюзы на плохих магнитных лентах...
Погано. Стой, а это у нас что...

- Вечера. - усмехнулся он морфу, крадущегося в его сторону.

0

4

- Вечера. – произнесла фигура явно не дружелюбным, хрипловатым голосом. Насчёт того, что тень могла говорить, Ренара, конечно, не сомневалась, но она не ожидала ответа столь…холодного. Ну а чего ты, дорогая, горячих объятий ждала? – нет…ну хотя бы…не знаю…но не этого… Что-то в ней говорило…не бойцовское совсем. Женское что-то.  Хотя чёрное пятно и пожелало девушке доброго, возможно, вечера, что-то неприятное «пробило» лису с кончиков ушей до кончика пушистого хвоста. Морф качнула хвостом и как можно более незаметно повела носом. Хмм…оборотень?...да это в общем и не важно наверно. С тех пор, как Рэн приняла решение сбежать с полигона, а потом и из больницы, для неё перестали существовать, скажем так, правовые различия между оборотнями, людьми и морфами. Ровно как и понятие этих рас как сторон. Все имели право на существование. Но поняла это девушка-военная наверно слишком поздно. Ведь если бы эмоции проснулись раньше, она бы не убила так много оборотней. В груди всё сжалось, стало так странно неприятно. Так уже было, но давно, поэтому это чувство стало будто новым для Ренары.
Лиса не боялась незнакомцев. Ни людей, ни оборотней. Не было смысла. Да и как? С момента создания она была боевым оружием, которое должно не бояться и убивать. Выполняя свою работу, она не задумывалась о том, что можно бояться. Не зная даже такого слова, она не испытывала и такого чувства. Это сделало её сильной, храброй, но не сделало безрассудной. Несмотря на отсутствие страха, инстинкт самосохранения всё же был, как у всех живых существ, правда подкреплялся  он не на страхом, а чем-то иным. В любом случае это было полезное для бойцов качество, поэтому его и привили морфам. Наконец Ренара ответила, не желая заставлять задавшего вопрос ждать.
- И тебе. По делу тут или мимо проходил? – Лиса как бы невзначай сделала пару шагов вперёд и встала у груды наваленных досок и металлических балок, прислонившись к одной из них плечом. Оказавшись чуть ближе к незнакомцу, Рэн скользнула по всё ещё остававшемуся в тени оборотню взглядом и посмотрела на дверь «вагона». Сложив руки на груди, не выпуская пистолета, она произнесла мягким, но в то же время выражающим некоторое нетерпение, голосом, а-ля сделай одолжение:
- Ну выйди что ли на свет (если можно назвать светом тусклое свечение старого фонаря)…Не люблю разговаривать с тенями. – Девушка не смогла сдержать добрую усмешку и вновь уставилась в темноту, где наблюдалось еле различимое движение. Ей и правда было очень интересно, как же выглядит обладатель этого нездорового, вроде мужского голоса. Странным казался тот факт, что Ренара встретила кого-то помимо дилера на месте назначенной на это время встречи. Хотя может это и был тот, кого она ожидала увидеть, только голос был совсем не похож. Что-что, а голоса Ренара распознавала безошибочно. Хоть это не подкачало, в отличие от зрения. Лисицу это всегда нервировало. Прицеливаться приходилось дольше, сосредоточиться было довольно трудно. Но к этому привыкаешь, и Ренара привыкла. После побега лисе не приходилось пользоваться оружием, вела она мирную жизнь. Иногда хотелось вернуться к той, активной жизни. Не убивать. Просто быть всегда чем-то занятой. А её нынешняя жизнь не блистала разнообразием, интересом к ней морф не могла похвастаться. Об этом она жалела. Так ведь всю оставшуюся жизнь проживёшь, и помрёшь не от скуки, не от болезни, не даже от пули или ножа – от скуки. От неё загибаться будешь медленно, тихо затухать, огонь в глазах будет блекнуть, так как будет блекнуть душа. Она ведь есть теперь, значит есть чему погаснуть. И сердце есть. Не в органе даже дело. Дело в духовном его значении. My heart is like an open highway…И эта хайвэй была наполнена деятельностью и интересом. Но кто-то сошёл с трассы. Обидно до ужаса.

0

5

- И тебе. По делу тут или мимо проходил? - поинтересовалась девушка. Честно говоря, вот такой вот наглости и бесстрашия я не ожидал. Да я вообще этого существа не ожидал. Я ожидал мутного человечишко с таблетками, за которые я был готов отвалить немалые деньги. Я недавно слез с иглы. Для меня это было подвигом. А все начиналось с безобидной, совсем небольшой дозы перед полнолунием. Я смотрел, как перед ним крутит чистокровок - жалкое зрелище. У меня самого обострялись приступы, раскалывалась голова и сводило скулы, я периодически терял сознание. Честно говоря, я удивился, что на меня луна вообще как-то действовала. Я не могу назвать это мучениями. Мне было тоскливо, погано и настолько не комфортно физически, что я попробовал порошок. Всего-то единицу. Спустя год я окреп, перестал обращать внимания на луну, но слезть не смог. Забыл обо всем. Мне казалось, что я счастлив. Перед глазами обрывками мелькало то, что я желал видеть. Но мне каждый раз  было слишком мало. Теплая, заоблачная эйфория падала на землю, разбиваясь на тысячи осколков, каждый из них ранил. Когда действие наркотика уже проходило, я осознавал, что я снова лежу на полу, судорожно сглатывая слюну и пытаясь пошевелится. Ненависть к этому ощущению порождала попытки крикнуть, но из горла выходил лишь хриплый стон. Затем приходил страх. Страх перед новой ломкой снова сгонял в порочный круг. Поиск новой дозы - употребление и так до бесконечности. Выискивал деньги. Меня остановило то, чего я никогда не боялся - миллиметр от смерти. Я снова вгонял в вены растворенный порошок, забывая обо всех обещаниях, что я давал. Я делал это уже сотни раз, вены уже не заживали и с каждым разом приходилось искать новое место или стискивать зубы и вводить туда же, где уже красовалась язва. Знал, что какие-то минут 20 и конкретно накроет. Лежишь ты на полу, смотришь в потолок и понимаешь, как все глупо. Глупо и бессмысленно. Ощущении эйфории, плывущие перед глазами предметы, образы. И чувство ложного тепла, растекающегося по измученным венам. Сколько прошло? Полчаса? Ну, может быть. Час? Черт его знает. Еще немного. Еще немного и конец. Я лежал на холодном полу, а взгляд, пустой и холодный, устремлен куда-то в пустоту, не реагирующие ни на что, застывшие зрачки. Судорожное, порывистое дыхание. Да и сердце уже не колотится, а тихо, ели слышно. Глупый конец, согласитесь? Мне повезло. Меня вытащили с того света. Я понял, что так продолжаться не может. А дальше были длинные недели, когда я выл от боли, захлебывался рвотой и хотел одного - сдохнуть. Но я доказал, что я сильный. Только кому я это доказал? Опять же - натворил дел, но никому ничего не доказал, как в 17 лет. Я всегда умел делать глупые поступки. Слишком глупые даже для меня и грамотно их маскировать под что-то, только мне понятное, но никак не глупое.
- Не доросла еще мне ты-кать. По делу я. - огрызнулся я.
- Ну выйди что ли на свет…Не люблю разговаривать с тенями. - не без усмешки произнесла девушка. Ага, выйти из тени, представиться и т.д? Нет, проходили мы этот номер. Милая, безобидная девушка, а там, в темноте пара бугаев в форме. Ловили меня. Загоняли, как зверя, на флажки. Бесполезно. Я не скажу, что я неуловим - но я в розыске, известен как рецидивист, наемник и просто падла последняя. И это факт.
- Зря! Одна из таких теней благополучно разговаривает со мной каждую ночь. И знаешь, она вполне разговорчива! - театрально усмехнулся я, но все же вышел под свет тусклого фонаря, разглядывая "ночную гостью". Рыжая и ушастая, в камуфляже, вестимо военный списанный морф. Никогда не любил вояк. Я сам себе партизан, ясно вам?

0

6

- Ну простите, что не умею определять возраст теней…как-то шанса не было научиться. – Рэн отвернула голову и посмотрела на небо. Почти чёрное, бездонное, оно только с самого края, до которого ещё возможно «дотянуться» взглядом, было светлее, чем тут, над свалкой какого-то бесформенного барахла. Вероятно, от огней города небо сияло по краям голубоватым светом, мутным, холодным светом. Не так уж и далеко от города, как я полагала…А за городом такого неба не увидишь. Там оно чище, прекраснее, прозрачнее даже ночью. Там и вдохнуть полной грудью воздух приятно. Морозный, чистый воздух проникает чуть ли не до самого желудка, оставляя замечательное ощущение свежести, свободы от затхлого городского мира. Он не нагоняет уныние и не вгоняет в депрессию. Да, теперь и депрессия заставала некогда весёлую девушку врасплох. Злиться на себя за это уже не было, кажется, никакого смысла. Вряд ли что-то изменится. Чтобы что-то менялось, нужно действовать, а действовать у девушки-морфа не было желания. - К тому же вы, - Рэн сделала маленькую паузу, поставив тем самым акцент на последнем слове, и продолжила с той же интонацией. - Даже во тьме ночной не показались мне  старым, только очень серьёзным…На свету тем более. – Лиса улыбнулась и присела возле кучи хлама. Ей очень хотелось сострить, съязвить или просто подколоть парня, но всё же она сдержалась, дабы не провоцировать конфликт и не портить оборотню настроение. Ему и без меня не айс, не стоит подливать масла в огонь. Фух, каак же я устала…тащиться в такую даль за таблетками, которые только испортят мне здоровье ко всем чертям. А ведь поспала так хорошо…и чувствую себя прекрасно. А в сон жутко клонит. Не встретить дилера-спасителя, но встретить мужика какого-то, разговаривающего с тенями, грубящего девушкам, и, кажется, вообще недовольного своей жизнью. Отличный вечерок, ничего не скажешь. И холодно ещё. Втянув голову в плечи по-птичьи, удручённым голосом она решила закончить не сложившийся разговор с парнем-тенью. - Разговаривайте с кем хотите…хоть со стенкой. - Девушка глубоко вздохнула, но сразу об этом пожалела. В боку снова заныло, и настроение девушки-военной окончательно упало. Дальше она уже просто бурчала себе что-то под нос, ковыряя промёрзшую землю подошвой ботинка. – Я предпочитаю с осязаемыми существами беседовать…- Хотя если подумать, Ренара не отказалась бы и от воображаемых товарищей, поговорить ей было не с кем, вот и выход вроде. Нет, не хочу. Я буду чувствовать себя сумасшедшей, с каждым днём буду убеждать себя в этом всё больше, и в конце концов и правда сойду с ума. Не пойдёт, уж лучше одной быть… Она понимала, что наверняка этот человек нездоров, поэтому он здесь, возможно он отчаялся, или что-то такое, но Рэн точно знала теперь, что пришёл её мрачный собеседник к важному человеку. Непонятно только почему в одно с ней время. Посмотрев на часы, лисица фыркнула. Ей не нравилось, когда кто-то опаздывает. Она привыкла жить по часам, и поэтому даже сейчас, будучи «не при делах», злилась, что гражданские такие непунктуальные. Наконец, её женское нутро не выдержало, терпение лопнуло, заставив лису возобновить пустую болтовню. – 23.35, где его черти носят?

0


Вы здесь » ОиЛ - http://wolfpeople.mybb.ru/ » Архив отыгрышей. » когда горят лже-счастьем города


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC