ОиЛ - http://wolfpeople.mybb.ru/

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ОиЛ - http://wolfpeople.mybb.ru/ » Флэшбэк. » "У стен есть глаза и уши"


"У стен есть глаза и уши"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Игроки:
Ian Novak, nikke hakufu

Время:
Середина сентября 2035 года. Около 20:00.

Погода:
С юга дует прохладный ветер, но на улице достаточно тепло – около +20 градусов или выше. Небольшая облачность.

Место:
Город Каганава, тихий и пустой бар ближе к центру города.

Отыграется:
Обговорённая деловая встреча и более близкое знакомство.

0

2

Тёрпко-сладкий дым дотлевающей умирающим огоньком сигареты струйкой вился к потолку. Свиваясь туманными кольцами и образами, в которых нет-нет, да мелькало что-то зловещее, дымная змея поднималась к потолку, где быстро и бесшумно расплываясь в воздухе. Ошмётки серого дыма плыли к выходу, где их рвал в клочья, превращая в совершеннейшее ничто, ветер.
Равнодушно докурив сигарету, Новак вдавил огарок в тёмное, «украшенное» чёрно-серым прахом дно пепельницы, после чего отодвинул от себя. Протиравший до поры стаканы бармен – слегка полноватый японец приятной наружности – отложил тряпку и быстрым, почти незаметным движением сгрёб замусоренную многочисленными окурками посудину. Секунда – и на стойке стоит её замена, являющаяся, до последней пошлой и яркой рекламной наклейки, точным двойником предыдущей пепельницы, что отличается разве что чистотой. Благодарно кивнув японцу, Ян подпёр голову рукой и опёрся на стойку, вперив взгляд в чёрный пухлый блокнот, лежавший на всё той же стойке, соседствуя рядом с пачкой сигарет и почти сточившимся, но ещё достаточно острым карандашом.
-Может, хоть что-то закажете? Саке, пиво, виски?.. – сумрачную тишину нарушил голос бармена, окинув внимательным и усталым взглядом сидевшего Кроу, - Или вы ждёте товарища, чтоб с ним выпить?
Ворон невесело усмехнулся. Глаз у бармена был явно намётанный. Ян наверняка был далеко не первым подобным посетителем, которого ему доводилось видеть. Сколько же их, посетителей этого скромного, но уютного и тихого местечка будет сидеть перед этим японцем за стойкой? Сколько будет тех, кто станет изливать свою радость или пытаться утопить горе на дне стакана, за разговором со всепонимающим «повелителем бутылок», всегда готовым плеснуть чарку-другую и слушать далее? Бессчётное число, наверняка. Вот только подобные потуги едва ли облегчают душу, если не усугубляют общее положение вещей. Алкоголь никогда не решал проблем – лишь «великодушно» позволял пьющему зарыть память об их существовании под галлонами спиртосодержащих жидкостей...
Мотнув головой, что можно было трактовать одновременно как «да» или же «нет», Новак произнёс, с лёгким стуком катая по стойке карандаш.
-Не исключено. А насчёт «заказать»... Кофе, пожалуй, буду. Если есть – зерновой, с одной ложной сахара.
Согласно кивнув, бармен отложил своё бесконечное дело и неторопливым шагом ушёл, оставляя Ворона в полном, но приятном одиночестве. Щуря веки и постукивая носками ботинок по высоким металлическим ножкам стула, мужчина перевёл взгляд на страницы открытого блокнота, испрещённые похожими на клинопись или руны значками, перемежавшиеся с вполне нормальными буквами японского и английского алфавитов. Абсолютно ненормальная и бессистемная шифровка... если не знать, куда смотреть и не знать то, что знает владелец, а по совместительству и автор шифра. У каждого символа своё значение – иногда он обозначал просто букву, иногда цифру или целое слово... Реже словосочетание, но и их хватало. Ассоциативные ряды в превосходной памяти Кроу крепко связывали символы с их настоящими значениями. Иногда даже сам оборотень задавался вполне логичным вопросом: зачем при такой памяти использовать настолько ненадёжную систему? И как всегда находил не менее логичный ответ – самый тупой карандаш бывает надёжней самой острой памяти.
Взгляд скользнул по исписанной странице и, пройдясь по строками, остановился на вклеенной фотографии. Парень, двадцати семи или более лет. Кажется что чистый европеец, но не совсем – во внешности есть что-то восточное. Небольшая раскосость глаз, треугольных очертаний лицо... Но это не суть важно. На лице парня словно застыла мрачная полупрезрительная по отношению к окружающему миру гримаса. Но это вполне мог быть просто неудачный (или удачный?) момент съёмки... Под левым глазом, скрываемым длинными разлохмаченными волосами, просматривается длинный рваный шрам. А в самих волосах проседь, но не сильная – лишь на висках есть серебристо-белые прядки. Взглянув на них, Ян криво усмехнулся и машинально пригладил свою шевелюру, седые ручейки в которой расходились по всей голове, чётко просматриваясь в тёмной шевелюре. Странное совпадение, навевающее не самые радужные мысли...
«Густав Маулитс. Необычное для Японии имя, но возможно он мог родиться и вырасти в Германии, после чего эмигрировать сюда... Всё вполне логично».
Карандаш с глухим стуком впечатался в стол, пришлёпнутый сверху ладонью. На лице оборотня зазмеилась ядовитая усмешка, хитрая и довольная.
«Во всяком случае, так должны думать те, кто взглянет тебе в паспорт. И примут сие на правду, даже после проверок. Уважаю... Отличная подделка. Как же "жаль", что мне известно, как отличать их, ибо собаку на них съел... Не так ли, Густав? Или нет? Лучше Никкегатсу Хакуфу?»
Фальшивый паспорт, сомнительная репутация… Ворона это нисколько не беспокоило. Конфиденциальность была ему не чужда. Сам же в более «удачливые» времена сменял удостоверения как перчатки, скрываясь или ради нужных целей. Да и сейчас не перестал, чаще называясь именем-псевдонимом – Натаниэлем Рэйвеном – как по фальшивым корочкам, так и на словах. Этим же именем Ян представился и парню во время недавнего телефонного разговора, что получился не самым лёгким и приятным ввиду очевидных факторов – времени звонка, отсутствия знакомства Хакуфу с Новаком и иных... Но, тем не менее, договориться о встрече удалось. А повод был и лежал он как раз в памяти паренька по имени Хакуфу.
«Проект "Немезис"», - пальцы скользнули по вдавленным в шершавую бумагу символам, чувствуя каждую деталь рельефа, - «Что же конкретно скрывается под этим названием? Подробностей почти нет, лишь размытые детали. Но я знаю точно, что этот проект был – или, возможно, ещё является? – актуальным для военных и стоял наряду по важности с программой морфов и прочими разработками. Название у него мрачноватое и не несущее позитивных нот в звучании, но равно может вообще никак не соотносится с сутью. В конце концов, повернулся же у кого-то язык назвать подствольный гранатомёт "Подкидыш"? Вот то-то и оно».
Всполох фар проехавшего по дороге автомобиля стегнул по глазам яркой тягучей плетью и заставил все отражающие поверхности в баре отбросить осколки отражений во все стороны. Поправив болтающийся и поблескивающий крестик на шее, Ян прекратил щурить запульсировавшие глаза. Проморгавшись и переждав, когда в зрачках перестанут плыть аморфные светлые пятна, оборотень взглянул на улицу сквозь широкое оконное стекло. Брови приподнялись в некотором удивлении и почти тут же опустились, пальцы же нетерпеливо забарабанили по столу. Захлопнув и защелкнув на застёжку блокнот, Ворон оправил лёгкий пиджак и удовлетворённо хмыкнул, приподняв ладонь в подобии приветственно-приглашающего жеста.
«А вот и наш клиент пожаловал. Неплохо, пришёл минута в минуту. Хороший знак. Думаю, разговор получится удачным».

Отредактировано Ian Novak (Вторник, 31 января, 2012г. 22:02:54)

0

3

будем отыгрывать старого доброго Ника-наркомана. держись, пернатый.)

Вечернее солнце, бросающее прощальные отблески на джунгли из стекла и бетона. Только я не могу на это смотреть. Малейшие лучи режут глаза, да и зачастую становится гадко, что под лучами светила, которому когда-то поклонялись, ползают такие твари, как я, которым место в черных драпировках Ночи. Но меня вынудили выползти из своей норы...морфы. Да-да, а точнее некий... кхм, как его там? Кажется, Кроу. Ну кто мне эти революционеры? Мое отношение к ним крайне предвзятое, с налетом недоверия. Я сам себя считаю немного морфом, ибо в моем превращении в, цитирую "идеальное переходное звено между настоящим вервольфом и искусственно созданным организмом" нет никакой мистики, только множество листов, исписанных кривым почерком ученых, десятки литров растворами, коим наполнены автоклавы, в заточении которого мне пришлось побывать. Поверьте, в колонии лучше было, чем у ученых. Впрочем, не попади я к псевдо-гениям в омерзительно белых халатах, я бы загремел едва ли не пожизненно. Что о себе возомнили эти твари? Где ваша клятва Гиппократа, ублюдки?! Ответ тут же приходит в голову - люди решили поиграть в богов. А их игрушки - такие опустившиеся и ударившиеся о жесткое, холодное дно жизни недо-люди, как я. А я ведь, fucking garbadge, был молодым и оттого свято верящим, что человека даже ударить просто так нельзя, а у самого с рук капают капли крови, а в каждой вопрос: "Зачем?"
А когда мой разговор с т.Кроу пошел о том, сколько я получу за информацию, чаша весов со знаком "положительное" перевесило, пусть и за счет моей алчности. Я не стал интересоваться, зачем им нужна эта информация. Может, чтобы предотвратить создание подобных мне, может наоборот. Я склоняюсь к несколько иному варианту. Война. Сейчас вы скажете: "Ник, идиот, война закончена!" Нет, мес ами, все это время ведется информационная война, война трех рас. И она не закончится, перерастет в открытые военные действия и, вполне возможно, что снова понадобятся такие солдаты Фортуны, каким я когда-то был.
Но все мы знаем, куда я спущу заработанные деньги... Спустить их в канализацию было бы и то лучше... Если не ходить кругами и не вихлять меж поэтических образов, к которым моя репутация и философия и близко не подходит, то все мы знаем, чем этот вечер закончится - я выложу тому типу инфу, получу свое и снова уйду в астрал под действием чудо-порошка. Меня часто спрашивают, пытаюсь ли я бросить? Пытался. Но потом понял, что.. давайте, я лучше опишу, как бы это выглядело со стороны? Я сижу и вычерпываю стаканом воду из Атлантического океана. Представили? Ну вот и задумайтесь, как плотно я сижу на игле. Никому не понять, кроме меня самого... Пока у меня хватает сил вести мотоцикл, но скоро, уже скоро я не смогу выйти из дома... Большинство мыслей перекрывается одним диким криком истощенного разума едва ли неизлечимо больного джанки: "Дайте. Мне. Дозу, ЧЕРТ ПОБЕРИ!!" Только из-за наступающей ломки я согласился выдать информацию. Только из-за того, что я не сплю ночами, завывая от боли и метаясь по углам пустой, холодной квартиры, взывая ко всем волчьим богам... Только из-за того, что от зуда хочется драть зубами те места, где не заживают язвы от игл... Мне уже не нужно ничего. Ни семьи - её у меня отобрала колония и ничего уже с этим не сделаешь, ни личной жизни - кому сдался... перечислять не буду, какого я и окружающие обо мне мнения. Они сходятся на одном словосочетании - близкая смерть. Без нормальной жизни, какой её описывают в журналах с привокзальных киосков, без близких людей рядом. Я давно жду, когда аркан на шее окончательно затянется и меня утащат мотать срок в Преисподнюю.
Блеснула неоновая вывеска бара. Вроде здесь. Выбор посла революции понять можно - здесь не ступала нога нормального человека, значит для переговоров со мной - идеальное место! Я пристроил "Ямаху" на стоянке, дабы та просматривалась из окна бара и посмотрел на часы. Восемь: десять. Черт, опаздываю на целых десять минут, несмотря на то, что пол пути я вилял дворами и между рядами под нецензурные вопли автомобилистов, просиживающих штаны в пробке. Один вопрос - куда все ломанулись в восемь часов вечера в субботу, а...? Надо быстрее найти этого чёрта, получить деньги и загнаться, иначе я ну точно кого-нибудь придушу. Я повторяюсь? Привыкайте, мое состояние на данный момент такое, когда стоит удивляться моему относительно трезвому мышлению. Представляю, какая картина сейчас возникнет перед этим Кроу...
Резкий, громкий звук прорезает ушные перепонки - дверь я открыл ногой и ввалился в затемненное помещение бара. С этим еще повезло. Вообще, в таких заведениях свет включать нельзя - инстинкт таракана. Хриплый смешок. Остроты в моей голове не рождаются - они приходят туда подыхать. Да, картина не лучшая - испачканная дорожной пылью кожаная куртка, на голове - "я упала с самосвала, тормозила головой" - спасибо ветру и тому, что шлем надеть я даже и не подумал. Одежда на мне висит - последние годы я похож на живой скелет, от когда нехилой мускулатуры и следа не осталось. Судя по лицам немногочисленной публики, от меня так и несло нервозностью, как и ожидалось.
За стойкой сидел мужчина по виду моих лет и нехитрым жестом позвал меня. Ну, примерно так я этого Кроу, а это был несомненно он, я и представлял. Хрен знает, сколько лет ему на самом деле, но сейчас мне неважно. Я просто выложу информацию, которую пару лет назад не выдал бы и под пытками.
- Гутэн абэнт. - хмуро буркнул я, присаживаясь напротив.

0

4

Приглушенный стенами и толстым стеклом визг тормозов ввинтился уши, разорвав тихий сумрак. Мимолётно скользнув взглядом по блестящему в отблесках неона металлическому корпусу мотоцикла, Ян криво улыбнулся. Хоть и разбираясь в марках, моделях и, в какой-то степени, в устройствах автомобилей и мотоциклов, оборотень не питал перед ними хоть какого-то пиетета. Отношение к этим потенциальным гробам на колёсах дробилось на две крайности: либо полное равнодушие, либо откровенное наплевательство. Может, говорила сама птичья природа Ворона, предпочитавшая любому куску металлического лома, даже самому мощному и быстрому, простор неба и порывы ветра, что напружинивают маховые перья. А может давний удушающий страх, сжимавший свою удавку на протяжении почти девяти столетий... Кто знает. Оборотень предпочитал не заморачиваться. Отчасти причина лежала в отсутствии причин и времени, а отчасти... в нежелании копаться в пыльных, затянутых паутиной углах, того, что с натяжкой можно было назвать душой. Не хотелось тревожить пепелище прошлого. Хотя даже извечному в своём цинизме и упрямстве Яну становилось понятно – однажды это придётся сделать. Хотя бы ради того, чтобы не дать поганому червю страха себя сожрать.
С грохотом и треском дверь бара впечаталась в стену. Жалобно-протестующе застонали вмонтированные в дверь стёкла, в уголках которых проглянули маленькие, незаметные при невнимательном осмотре трещинки. Но сейчас это было абсолютно неважным. Спокойный и цепкий взгляд Яна скользнул по лицу Густава-Никке, уже привычно подмечая детали.
...Бледность на измождённом и осунувшемся лице просматривалась совершенно отчётливо. Даже в свете тусклых ламп были заметны заострившиеся скулы и глубокие иссиня-серые мешки под глазами. Волосы, всколоченные и сбитые ветром, лежали неровными прядями. И по сравнению с фотографией, седины на висках стало явно больше. Одежда же, покрытая лёгким налётом дорожной пыли, практически висела мешком, будто была на пару размеров больше. Но больше походило на то, что её обладатель исхудал в считанные месяцы или дни... Болезнь?
«Возможно», - чуть склонив голову набок, Ворон машинально провёл рукой по цепочке и кресту на шее, чувствуя покалывающее прикосновение холодного металла. Загадочным образом он не нагревался даже от долгого контакта с кожей, - «Во всяком случае, похоже на то... Но вот какая?..».
Тем временем парень направился к нему, идя твёрдым и уверенным шагом. Хотя в нарочито размашистой походке нет-нет, да мелькало что-то странное – какая-то невольная дрожь. Пронаблюдав из-под полуопущенных век, как садится напротив него Хакуфу, и невольно обратив внимание на его подрагивавшие в странном нервозе ладони, Новак приветственно кивнул.
- Гутэн абэнт. – в хриплом баритоне парня прозвучали нотки недовольства и утомлённости, которые не услышал бы лишь глухой. В тёмно-карих, почти чёрных глазах с расширенными зрачками мелькнуло отражение тускло-золотистого отблеска лампы. Мелькнуло – и тут же погасло, будто растворившись на дне тёмного колодца, куда не проникает и свет фонаря.
-Гутэн абэнт, герр Маулитс, - Кроу не торопился называть парня по его настоящему имени. Раз он его скрывает, то у него явно есть на то причины, а посему нет нужды заострять отношения сразу же в самом начале переговоров. Козырь на то и козырь, что его следует беречь в рукаве до нужного времени. Выложишь раньше – не останется способов повернуть ход партии, под названием жизнь, в свою пользу...
Знакомый шум шагов с кухни привлёк внимание. Не поворачивая головы, Ворон покосился в сторону источника и невольно принюхался. Ноздри приятно защекотал густой, но вместе с тем неназойливый вкусный аромат, который сложно с чем-то спутать.
На удивление ловко для своей комплекции – видно сказывался немалый опыт – лавируя меж столами аки утка или лебедь в пруду, бармен шёл, бережно держа в руках поднос с... двумя чашкам кофе? Ян ехидно прищурился. Видать японец шестым чувством понял, что раз состоится встреча, то дополнительная порция сего напитка отнюдь не помешает – даже будет полезна. Хотя, помимо предчувствия, в его мыслях сквозил и трезвый денежный расчёт – чтоб понять это, даже не нужно было проникать в его разум. Хватило бы и беглого взгляда, чтобы увидеть беззвучно, но вместе с тем реально щёлкающие кнопки вычислительной машинки в голове. Вполне себе естественное явление для представителей подобной профессии...
Кивнув уже удаляющемуся на своё законное место бармену – а по совместительству и официанту – Ворон осторожно взял чашку и, подозрительно принюхавшись, отпил, после чего откинулся на обитую кожей металлическую спинку стула, смакуя тёрпкий, с приятной горчинкой вкус – вкус настоящего кофе, а не растворимой порошкообразной гадости, претендующей на сие гордое название. Отхлебнув ещё немного бодрящего и прочищающего сознание напитка, Ян перевёл внимательный взгляд на Хакуфу и произнёс, но уже по-японски:
-Пейте, пока не остыл – он тут на редкость вкусный. Стоит попробовать. Да и дела гораздо приятней обсуждать за чашкой кофе, - с некоторым сожалением отложив чашку, Новак вгляделся Хакуфу в глаза – расслабленно, спокойно, но вместе с тем холодно-изучающе. С привычным костяным перестуком щёлкали настроенные на предстоящее дело мысли.
-Я слушаю.

Отредактировано Ian Novak (Четверг, 9 февраля, 2012г. 14:34:03)

0

5

-Гутэн абэнт, герр Маулитс. - поздоровался оборотень. Бесцветное, не означающее ровным счётом ничего, приветствие. Я же знаю, что тебе от меня нужно. Как только я вошёл, я сразу почувствовал на себе липкий, изводящий взгляд оборотня. Взгляд, когда человеку ты нужен лишь потенциальный источник информации. А если пересматривать страницы романа под названием "Жизнь одного идиота", несуществующего романа о моей несуществующей жизни, который никогда написан-то и не будет, то я всегда был человеком, и не очень человеком, заменимым, без которого вполне можно было обойтись. Взять хотя бы ситуацию, в которой я сейчас непосредственно нахожусь: по условию два человека - x и y, Кроу и Волкодав. Я не единственный представитель проекта Немезида, Ворон может найти точно такого же биомеханоида, готового выболтать уже не такую уж и секретную информацию за приличную сумму шелестящих бумажек. Мне достоверно известно, что большинство результатов проекта Немезис живёт себе и не парится. Мусор я. Куча металлолома. Не человек. Машина. Не человек? Сложно понять... Не то трубки , не то вены. Механизированное сердце перегоняет маслянистый раствор, по составу схожий с кровью...Да я и привык называть это кровью, мне так проще, хотя я помню, как те, с кем когда-то приходилось работать, приходили в ужас, когда вместо алой, жидкой крови из ран тёк тёмный, маслянистый раствор, по запаху напоминающий бензол. Органы чувств заменили сенсора. Но где-то глубоко бьётся жизнь -живые части органов, живые глаза... У машины не может быть живых глаз, правда? Где-то глубоко притаилась обычная человеческая душа, в исступлении проклинающая своего создателя. Обычная человеческая боль. Боль куклы. Марионетки, оставшейся без кукловода. Или выброшенный пёс, который всю жизнь охранял то, что скажут. Я, как пёс, в душе надеюсь, что найдётся кто-то, кто просто поманит рукой и скажет: "Ко мне!" Потому что я просто н е з н а ю, что делать с выданным мне отрезком времени. Пью, курю, загоняюсь, рву в клочья драпировку ночи визгом шин по холодному асфальту. Каждому достанется свой метр на два, а я всё никак не сдохну. Умирают лучшие, как Хидойтсу, как мать. Остаются мрази - как я. И ничего с этим не поделаешь. А я в душе надеюсь, что когда-нибудь закрою глаза и не проснусь. Суицид? Способо, но это удел слабых. Я сильный, поэтому смерти не ищу, а мирно и тихо жду своей очереди. Атмосфера бара. Хм, я не буду долго распинаться и просто скажу что все располагало к скорейшей передаче информации, которую когда-то хранили в сейфах, а при них всегда стояла парочка быдловатого вида качков, бритых почти под ноль, которым приказано любой ценой сторожить этот ящик с бесполезной бумагой.
-Пейте, пока не остыл – он тут на редкость вкусный. Стоит попробовать. Да и дела гораздо приятней обсуждать за чашкой кофе. - произнес оборотень.
- Кофе, ага. Нашел, бл*ть, интеллигенцию. - усмехнулся я.
- Я слушаю. - пытливо сказал оборотень, смотря мне в глаза. При таких условиях ему это простительно. Встреть он меня где на улице - разорвал бы, не думая. Птичку жалко? Не, не слышал.
- Надеюсь, в блудняк ты меня не втравливаешь и деньги при тебе. Все, кто Волкодава в блудняк втравливали - сами себе макинтош деревянный подгоняли... Понял? - я все же притронулся к кофе, но после первого глотка скривился и фыркнул. - Слыышь, "Данска Курант", 100 грамм, и в темпе. - обратился я к бармену.
- Ну вот, дело такое... Волкодавом меня не просто так назвали. Я - Экспериментальный образец номер Nemesis 1.2 тире 24332 W.O.L.F.H.O.U.N.D.E. Проект интернациональный, отсюда и позывной на английском языке. И не надо спрашивать, зачем лишняя буква в конце. - бармен с улыбкой поставил передо мной стакан с прозрачной жидкостью. Небритое лицо озарила незаметная для собеседника улыбка. Но я не мог скрыть того, что я дрожал, как лист на ветру. Опрокинул "Куранты" не поморщившись. Огненная вода жгучим комом прошлась по глотке и внутренностям, довольно улеглась где-то в желудке. Я знаю, что уже вечером желудок будет ныть, а внутренности будет жечь рвотой.
- Перевожу - Гарантия Ограничения Самовольного Причинения Ущерба Со Стороны Неизвестных Отрицательно Настроенных Деструктивных Элементов. Оборотней, проще говоря. Еще в 2015 году был запущен первый проект, но разрешения на него не дали, свернули по простой причине - не на мышах же все это дело ставить? В начале 33-его-конце 32-го, собственно закоцали меня, братву всю нашу. Хотели закрыть надолго, а то и лоб зеленкой мазать за все хорошее, а тут бац - ну что, послужите науке. Полгода, твари, уродовали. В итоге - крах лаборатории, прорыв на свободу 20 образцов. Я - второй образец из первой пары, менее удачный. Лажа ходячая, проще говоря, со мной бы в этом замесе и парится не стали, как это у них говорится... О, уничтожение неудачной партии генетических образцов. Партия, бл*ть, я им неудачная, гады. Найду - прирежу. - голос перешел на рык, когда перед глазами каруселью поплыли белые халаты, каменные стенки, колбы, инъекции...
- Спешу доложить: образцы с 24333 по 24350 в отличном состоянии.
- А первые два?
- 24331 D.E.M.O.N на грани, как 24332 W.O.L.F.H.O.U.N.D.E и... Стойте, у образца 24332 возобновилось дыхание. Давление повышено - 170 на 95, сердцебиение стабильно - 100 ударов в минуту. Жду ваших указаний.
- Побочный эффект. Но долго он не протянет. Ампулу атенолола внутривенно
- Есть.

Тогда я слышал все это через густую пелену тумана, не желающую меня отпускать в суровую реальность, где я закреплен на холодном столе, обездвижен и контролируем десятками датчиков, снимающих показатели. Перед этим, кажется, их профессор сказал, что я не выживу. Полгода назад. Моё заточение в автоклаве кончилось, но я еще не видел свободы. Я чувствую, что я - не я. Чувствую, как изменилось моё тело. Пришло осознание силы. Нечеловеческой силы. Я открываю глаза. Уже не мои. Вижу белые, холодные лампы и фигуры в белых халатах. Руки сжимаются в кулаки. Когти, деформация тела. Гигантских размеров собака срывает с себя датчики. Ударом лапы разносит голову молодому ассистенту, зубами рвёт глотку профессору. Жить не буду, говорите? Паника, крики, кто-то уже докладывает в отдел охраны. Я слышу рычание и озверевший лай. Мои братья восстают вместе со мной. За стальными дверьми с предупреждающими знаками разверзлась кровавая бойня - переродившиеся и от того еще демонические сильные, мы когтями и клыками рвали железо, ломали все на своем пути, ни одна пуля выпущенная военными, которые охраняли объект, нас не остановила. Взахлеб, с единственной мыслью: выжить любой ценой, раз нам дана новая жизнь, мы пили свободу.

0

6

-Кофе, ага. Нашел, бл*ть, интеллигенцию, - губы собеседника расплылись в полупрезрительной ухмылке-гримасе. Блеснули в полумраке белой тонкой полоской кончики зубов. Мимолётно скользнув взглядом по белой чашке, в которой плескался тёмно-коричневый напиток, Хакуфу подался чуть вперёд, вперив чёрные, без блеска глаза в Новака, спокойно отпивающего свою порцию напитка и с равнодушным интересом рассматривающего парня. Правда, следующее его заявление заставило самого Яна чуть слышно фыркнуть в чашку и едва заметно улыбнуться:
-Надеюсь, в блудняк ты меня не втравливаешь и деньги при тебе. Все, кто Волкодава в блудняк втравливали - сами себе макинтош деревянный подгоняли... Понял? – в голосе Никкегатсу звучала ленивая, но никоим образом неприкрытая агрессия. В глазах же, на самом донышке странно и подозрительно расширенных зрачков, мелькали схожие чувства -  усталость, раздражение... И всё та же агрессия, смешанная с нервозностью. Чем-то это и интересовало Кроу. «Угроза» же, старая как мир, ничуть не страшила. Скорее... забавляла своей наивностью. После того, как ты неоднократно слышишь их на протяжении нескольких лет и применяешь сам, даже самые звучные и громкие слова становятся не более чем сочетаниями букв. И впечатлить они могут, лишь если не разделяются с делом. В противном случае, всё смело можно смешать с прахом: как отзвучавшие пустые и бессмысленные слова, так, в некоторых случаях, и самого «грозящего».
Равнодушно пожав плечами в ответ на заявление парня, Ян махом влил в себя всё содержимое чашки. Почувствовав, как улеглась внутри пряная горьковатая жидкость и как рассасываются в голове остатки сумрачного, навевающего сон тумана, Кроу сложил перед собой руки, подняв переплетённые своеобразным треугольником пальцы.
-"Деревянный макинтош"? Забавная шутка, надо бы запомнить, – губы судорогой дёрнуло подобие улыбки. Вот только глаза оборотня были лишены сейчас и тени чувств, что только мешались бы под ногами - Никакой подставы нет и не будет, это я гарантирую. Да и лишних ушей... – Ян примолк и скосил глаза в сторону бармена, что с безмятежным выражением на мягком лице протирал стойку. Вот только безмятежность была показная. Несмотря на спокойный вид, японца явно нервировали странные посетители и их разговоры, да и в мыслях хитрого жучары проскальзывали предательские нотки, выдававшие его чрезмерное любопытство... Ухмыльнувшись, Кроу осторожно коснулся разума бармена. И резкими аккуратными стежками замкнул его мысли. Глаза человека тут же остановились, приобретя расслабленное выражение, став влажно-бессмысленными как у мёртвого барана. Лишь руки с тряпкой продолжали протирать полированную стойку на чистом автоматизме. Уже не человек – лишь сомнамбула, временно потерявшая осознание реальности. Окончательно отвернувшись от выведенного из строя японца, Кроу, как ни в чём не бывало, продолжил прерванную на несколько секунд речь:
-...у нас более не предвидится. Что касается денег, то половина суммы у меня с собой. Вторую вы получите вечером – просто проверьте почтовый ящик, - коснувшись пальцами едва заметной выпуклости на кожаной куртке, оборотень откинулся на твёрдую спинку и приготовился слушать.
-Ну вот, дело такое, - Маулитс размашистым жестом отодвинул почти нетронутый кофе в сторону. Несколько капель выплеснулись за грань, оставив на блюдце коричневато-чёрные следы, - Волкодавом меня не просто так назвали. Я - Экспериментальный образец номер Nemesis 1.2 тире 24332 W.O.L.F.H.O.U.N.D.E. Проект интернациональный, отсюда и позывной на английском языке. И не надо спрашивать, зачем лишняя буква в конце, - снова криво ухмыльнувшись, парень залпом, не поморщившись, опрокинул вовнутрь принесённый ранее барменом стопарь. Ворон неодобрительно качнул головой, но более не прореагировал никак. Давняя нелюбовь ко всему, что туманит и путает ход мыслей, сказывалась и на отношении к выпивке. Но, в конце концов, каждый вправе решать, чем и в каких количествах себя травить: алкоголем, наркотой или никотином... Впрочем, если к первому и второму Ян не питал ровно никаких чувств, то к последнему пункту относился с редким уважением. Горький дым давно впитался в кровь и плоть, плотно обосновался в прокуренных лёгких и уходить не собирался. Да и желания полностью бросить курить, не было – сказывалась как сама приязнь к процессу, так и проклятая зависимость, что тянулась с невозможно далёкого теперь 1956 года. Причина? Ею как всегда стал его величество случай... Да и так ли важны они теперь, эти самые причины? Вряд ли.
-Перевожу - Гарантия Ограничения Самовольного Причинения Ущерба Со Стороны Неизвестных Отрицательно Настроенных Деструктивных Элементов. Оборотней, проще говоря. Еще в 2015 году был запущен первый проект, но разрешения на него не дали, свернули по простой причине - не на мышах же все это дело ставить? - продолжал тем временем Никкегатсу, отставив в сторону опустошённый стеклянный цилиндрик, резко пахнущий спиртом. Одновременно отслеживая мыслеобразы и смутные, размытые картины воспоминаний, мелькавшие в пространстве вокруг разума парня, Ворон старался не пропускать ни единого слова собеседника и впитывал каждое мгновение в архивы памяти. Зрачки оборотня сузились до размеров оставленной иглою точки. Ничего не будет упущено, всё отпечатается в воспоминаниях, что неуловимо пахнет разогревшейся фотоплёнкой.
...-Полгода, твари, уродовали, - голос Хакуфу неуловимо дрогнул, приобрёл жёсткие и ещё более мрачные нотки, - В итоге - крах лаборатории, прорыв на свободу 20 образцов. Я - второй образец из первой пары, менее удачный. Лажа ходячая, проще говоря, со мной бы в этом замесе и парится не стали, как это у них говорится... О, уничтожение неудачной партии генетических образцов. Партия, бл*ть, я им неудачная, гады. Найду – прирежу, - под конец, голос парня сорвался на практически звериный рык, полный искренней ненависти по отношению к неведомым личностям. И не менее искренней боли. В разуме Густава шквалом сверкнули особенно яркие кадры – десятки пробирок, инъекции и трубки, входящие в вены... боль, ненависть... и прорыв по узким коридорам, сквозь плоть и стальные двери. Мотнув головой, Новак прикрыл глаза и оборвал наблюдение за мыслеобразами и воспоминаниями собеседника. В памяти лихорадочно метались кадры чужой жизни: кадры болезненные, злобные и слишком уж похожие на то, что пришлось пережить когда-то самому Яну. Мерзкие, глухие, полные полузвериной злобы годы, которые уже не вытравишь из памяти... Вновь переведя внимание к Хакуфу, Ворон мимолётно скользнув по сединам того льдисто-спокойным, но и отчасти понимающим взглядом.
«И кто после этого не станет утверждать, что жизнь – это извращённый фарс? Он и есть. Гнилая мёртвая шутка судьбы, в которой изменяются лишь какие-то детали, но общая мерзость остаётся всегда. И то, что произошло с ним – тому подтверждение...»
Машинально убрав со лба серебрящуюся прядь, Ян выпростал из лежащей на столе пачки одну сигарету, оставляя её открытой и развёрнутой к собеседнику, позволяя ему в случае нужды взять и угоститься. Сделал глубокую затяжку и, задержав ненадолго дыхание, мужчина мерно выдохнул куда-то вбок густое серое облако табачного дыма.
-Методы "доброго" доктора Менгеле, чтоб их, всегда были актуальны, - Ворон мрачно усмехнулся собственным мыслям. Только улыбка вышла похожей на тонкую трещину в могильном камне, - А прирезать шанс ещё может выдаться...
Ещё одна глубокая затяжка. Гортань и лёгкие привычно заполняет сладковатый и едкий, чуть горчащий вкус дыма. Мысли вновь обрели ясность и прозрачность, нужную для переговоров, - Меня интересуют кое-какие сведения – лица и имена тех, кто ставил эксперименты, да и местоположение лаборатории. Хотя бы самое примерное. А ещё то, что с вами сделали...

Отредактировано Ian Novak (Вторник, 28 февраля, 2012г. 18:48:36)

0


Вы здесь » ОиЛ - http://wolfpeople.mybb.ru/ » Флэшбэк. » "У стен есть глаза и уши"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC